«Почему мама не назвала меня Сизифом!»

9 Июл, 2021

KorRossia

Владелец «ЭР-Телеком» Андрей Кузяев рассказал, как дружит с бывшими коллегами по «Лукойлу» Вагитом Алекперовым и Леонидом Федуном, и бывшим миллиардером Николаем Цветковым

В рамках прошедшего недавно ПМЭФ владелец и генеральный директор «ЭР-Телеком», участник рейтинга 200 богатейших бизнесменов России Андрей Кузяев (№135) в интервью Forbes рассказал о том, почему фонд Baring Vostok вышел из капитала его компании, и о том, как дружит с бывшими коллегами по «Лукойлу» миллиардерами Вагитом Алекперовым и Леонидом Федуном и бывшим миллиардером Николаем Цветковым.

— Для начала хотела бы поговорить про историю ваших отношений с фондом Baring Vostok. 30 декабря прошлого года эта 10-летняя история закончилась выходом фонда из капитала вашей компании «ЭР-Телеком». Хотелось бы попросить вас подвести итоги. Когда Baring Vostok покупал 10% акций «ЭР-Телеком», компания была оценена в $850 млн. Через 10 лет, когда фонд выходил из компании, цена ее была примерно такой же. Как вы можете объяснить, почему фонд решил все-таки выйти, ничего за 10 лет не заработав?

— История нашего партнерства с Baring Vostok, на мой взгляд, для нас отличный опыт. Baring Vostok принял участие в нашем private placement (частное размещение капитала), это было в 2010 году. Мы разработали стратегию, которая должна была обеспечить рост в пять раз за пять лет. И к 2015 году «ЭР-Телеком» этот рост сделал.

Baring Vostok — это же не просто деньги, это имя. И если куда-то входит Baring Vostok, то это как знак качества твоего актива для рынка. Мы после 2010 года получили кредит Сбербанка. Это было проектное финансирование, с которым в 2010 году было достаточно сложно — никто не хотел давать деньги на пять, на семь лет. А Сбербанк после нашей сделки с Baring Vostok дал нам кредит почти на $400 млн на семь лет. У нас соотношение долг/EBITDA было тогда больше 10. Мы стартовали с деньгами Baring Vostok и с деньгами Сбербанка и начали реализовывать нашу лидерскую стратегию. Лидерская стратегия у нас была нацелена на долю рынка — мы хотели +15%.

Но, к сожалению, кризис 2014 года подорвал эти наши планы. Потом произошло еще и насыщение рынка — другие телеком-операторы тоже спохватились, и началась гонка на рынке широкополосного доступа. Несмотря на это, мы к 2015 году выросли больше чем в пять раз. Кроме того, с 2010 по 2014 год мы входили во все рейтинги самых быстрорастущих технологических компаний мира и Европы. У нас все шло хорошо, и в конце 2014 — начале 2015 года мы планировали сделать IPO. Нашу компанию оценили тогда в сумму больше $2 млрд.

То есть в принципе оценка компании выросла больше чем в два раза [с момента покупки акций фондом Baring Vostok]. Но произошел кризис, произошла девальвация. И я тогда подумал: «Ну почему мама не назвала меня Сизифом!» Когда ты работаешь в такой экономике, как российская, в развивающейся экономике, государство очень часто расходует денег больше, чем зарабатывает. А когда концы с концами не сходятся — девальвируют валюту. Тогда рубль девальвировался в два раза. Потом цена на нефть вернулась на прежний уровень, а рубль почему-то остался там, где он был, на 60.

Почему Сизиф? Тогда, в 2015 году, мы сказали: «Ок, мы снова вырастем в два раза». За следующие шесть лет мы выросли в 3,5 раза. Сейчас у нас выручка около 70 млрд рублей. Но опять произошла девальвация. Только-только мы подкатили камень к намеченной цели, он снова упал. Но этот камень кризиса нас, к счастью…

— Не раздавил окончательно…

— Никак не раздавил. У нас изначально был срок от пяти до восьми лет. У Baring Vostok был интервальный фонд, и ему нужно было возвращать деньги, поэтому он вышел. Кроме того, одно дело, когда ты в пять раз за пять лет растешь, и совсем другое дело, когда в 2,5-3,5 раза за шесть лет. Очевидно, что для Baring Vostok компании типа Ozon или Ivi более привлекательны.

Они к нам обратились, и я посчитал, что моя обязанность была найти способ сделать сделку по справедливой цене. Я принял решение выкупить у них пакет. Я предпочитаю иметь дело с компаниями и с людьми, которые разделяют наши долгосрочные взгляды. А если у них, так сказать, пожар, то это создает нам определенный дискомфорт. Мы после достаточно долгих переговоров сформулировали устраивающую обоих цену и сделали сделку.

 Вы выкупили долю Baring Vostok выше рынка? Сейчас компания оценивается примерно так же, как и оценивалась тогда в 2010 году.

А кто вам сказал, что она вот так стоит? Меня ваши способности оценивать нашу компанию удивляют! Кто вам сказал, что мы $850 млн стоим сейчас? На базе чего вы это сделали свои выводы?

— Мы сравниваем «ЭР-Телеком» с торгуемыми аналогами.

— Но нас не с кем сравнить, нет в России аналогов для компании «ЭР-Телеком». Нас надо сравнивать с европейскими и американскими аналогами. Мы не чисто телекоммуникационная компания. Вы меня с «Ростелекомом», наверное, сравниваете?

— Ну, не только, еще с «Вымпелкомом»…

— С «Вымпелкомом»? Отлично! Но у меня фиксированный бизнес, а во всем мире фиксированный бизнес торгуется с премией к мобильному. Мне оценки Forbes нейтральны — это ваше дело. Вы меня не спрашиваете, меня оцениваете, а я вас не спрашиваю и не соглашаюсь с этим. Я с вашими оценками не согласен, а они носят публичный характер. Если вам интересно узнать наши подходы, мы можем отдельно подискутировать.

Фото Сергея Бобылева / фотохост-агентство ТАСС

— Хорошо, спасибо. Но были и другие оценки, не только Forbes. Участниками рынка назывались разные суммы сделки по продаже пакета Baring Vostok (16% акций), от 8 млрд до 9 млрд рублей…

Вы знаете, это ваша специальность — наковырять то, что я не хочу вам сказать, а моя специальность — не сказать вам то, что я не хочу сказать. Поэтому я вам не скажу за сколько я сделал сделку.

— Но если максимальной суммой сделки называют 9 млрд рублей, это значит, что Baring все-таки немного потерял — продал дешевле, чем купил. Или вы все-таки дали им шанс выйти в ноль?

— У Baring спросите, это для них чувствительный вопрос. Я не хочу их комментировать. Все, что я хочу сказать, — это огромное спасибо Лене Ивашенцевой [старшему партнеру Baring Vostok Capital Partners] и всей ее команде. Они нам помогли сделать то, что не смог сделать никто из региональных операторов, — мы стали пятой в России телекоммуникационной компанией по масштабу бизнеса. Они принесли нам свои знания и понимание бизнеса, свое качество. Кроме того, Лена Ивашенцева почти пять лет была председателем совета директоров «ЭР-Телекома». Согласитесь, это не стандартная ситуация, когда миноритарий становится председателем совета директоров! Я всегда ценю партнерство, пытаюсь не подводить партнеров, сделаю все, что от меня зависит, чтобы мои партнеры никогда ни в чем не были ущемлены или потеряли. Это мой подход к бизнесу.

— У вас нестандартная ситуация сегодня и в «ЭР-Телекоме» — бывший генеральный директор возглавляет совет директоров, а операционное управление в ваших руках — вы и гендиректор, и президент. И это длится с 2015 года, с того момента, как вы ушли из «Лукойла». Почему вы решили все бросить и заняться исключительно своей компанией?

Ну, очевидно, что я не собирался становиться операционным руководителем и управлять операционной деятельностью компании. Когда уходил из «Лукойла», я представлял себе, что буду заниматься инвестиционной, инновационной деятельностью и стратегией компании в качестве председателя совета директоров. Но произошел кризис. И во время кризиса я для себя принял решение, что я old school, что на моем веку это уже пятый кризис, если вспомнить тот, который нам организовал Гайдар. Я принял решение: все, что мы потеряли, мы обязаны вернуть, отыграть у рынка.

Андрей Николаевич [Семериков, бывший гендиректор «ЭР-Телеком»] сказал тогда: «Как с 19 млрд рублей [по выручке] вырасти до 30 млрд рублей, я понимаю, а как с 19 млрд до 55 млрд рублей — нет». Я сказал: «Хорошо» — и стал президентом компании. Тогда в Гражданском кодексе появилась такая статья, которая позволяла вводить позицию президента и генерального директора. Я совершенно случайно это увидел и подумал: «О, это то, что мне надо». Андрей остался генеральным директором, а я зашел президентом.

Весь 2015 год мы тренировались и искали ответы на вопросы — как нам вырасти в два раза. Сейчас на языке продуктологов это называется MVP — мы делали разного рода пилоты, чтобы подтвердить наши гипотезы роста. В 2015 году у нас соотношение долг/EBITDA было меньше 2. К 2016 году все гипотезы роста были отработаны, и я зашел в новый инвестиционный цикл. Мы увеличили кредитную линию, подняли соотношение долг/EBITDA до 3,5-3,7. Мы начали новую историю «ЭР-Телекома». Фокус взяли на B2В. По итогам пятилетки направление B2В выросло в девять раз, а B2С — на 50%.

Мы начали более агрессивно заниматься B2С, увеличили прямые продажи. Но рынок уже так изменился за 2014-2015 год, проникновение услуги уже было такое высокое, что мы начали перемалывать и чужую абонентскую базу, и свою.

Я все это понял и решил остановить. Я сказал, что пока мы не найдем ответ на вопрос, как B2С может расти органически, мы не будем делать туда серьезных инвестиций. А рынок B2В показывал рост — мы росли по 25% органически на рынке В2В все эти годы. Я понял, что просто количественно расти, не меняя компанию, невозможно.

«ЭР-Телеком» был изначально создан под очень простую модель: заходим в города, как пираты, никого не спрашиваем, захватываем рынок. Мы должны были захватить 10-15% рынка, у нас это называлось точкой невозврата. Когда местные власти наконец-то нас замечали, они уже ничего не могли с нами сделать. В те годы местные власти пытались мешать тебе работать. Сейчас, наоборот, пытаются помогать, а тогда еще был некоторый феодализм.

У нас было всего две услуги — интернет и кабельное телевидение. Все было просто. За три года, с 2015-го по 2018-й, я понял, что надо выходить на другие рынки. Сами рынки стали сложнее, за ошибки приходилось платить, надо было обеспечивать доходность. В прошлом году мы сделали доходность почти 40% EBITDA, а в 2018 году у нас было всего 28%, что не соответствовало отраслевым стандартам.

Нам нужно было менять компанию. А как это генеральному директору и его команде было сказать? Представьте себе, вы построили дом, а потом к вам приехал хозяин земельного участка и говорит: «Слушай, твой дом не соответствует архитектурному стилю по моим представлениям. Давайте его перестроим». Вам же больно будет это делать.

Андрей [Семериков] мой партнер уже больше 15 лет, мой товарищ, друг. И я понимал, как это будет ему больно. Я дал ему шесть месяцев на то, чтобы он все-таки вник и начал делать то, о чем я его просил, — перестраивать компанию. Эти шесть месяцев не были использованы. 4 октября 2018 года я зашел в компанию в 11:00 и к 14:00 30 топ-менеджеров были уволены. Они вышли с коробками навсегда. А Андрею я сказал: «Андрей, ты мой партнер, и это твое детище. Ты его создал. Давай теперь я буду управлять, а ты будешь за мной надзирать, как председатель совета директоров».

— Семерикову оставили долю в «Эр-Телекоме»?

— В 2020 году, когда я проводил переговоры с BaringVostok, я хотел консолидировать все 100% компании. Я в «ЭР-Телеком» верю, его будущее волшебное, фантастическое. Мы отмечали 20-летие под лозунгом «20 лет на гребне волны». Такие компании, как наша, создали интернет в стране. И волна еще толком не поднялась. На протяжение последних трех лет у меня была плоская структура управления, по факту 40 подчиненных. Все эти три года я работал в режиме 24/7.

Мы выполнили ту стратегию, которую Андрей не посчитал возможным выполнить. При этом мы остались хорошими товарищами и партнерами. Когда я выкупал Baring, я предложил команде менеджеров, которая работала с Андреем, выкупить и их акции (около 15%). Только один человек из старой команды согласился, а остальные трое — это братья Семериковы и Михаил Воробьев — сказали: «Нет, мы хотим с тобой, мы верим в компанию» — и отказались продавать.

— Вы в основном в регионах работаете. Когда на Москву пойдете?

— Еще в 2010 году мы понимали, что без двух столиц мы никогда не станем федеральной компанией. Мы долго выбирали, Москва или Питер. Быстро поняли, что на Москву нам просто денег не хватит — нам нужен был $1 млрд, чтобы взять рынок Москвы. И здесь компании боролись не за прибыль, не за деньги, а за количество клиентов. Я подумал, что рынок еще незрелый, пусть остынет. И мы выработали стратегию P2P —«Пермь to Питер». Сейчас в Питере в любом доме, который вы видите, каждое третье окно — с интернетом от Дом.ru и нашим платным телевидением. Кроме того, в 50% парадных, которые у нас в Перми подъезды, висят домофоны «ЭР-Телком» и наших партнеров. И 20-25% рынка B2В — это тоже мы. Вы пользуетесь бесплатным Wi-Fi на Невском — это тоже мы. И видеокамеры, больше 1500 штук, — это тоже мы поставили, в рамках подготовки к чемпионату мира. А теперь у нас новая стратегия. Она называется P2M — «Питер to Москва».

 То есть вы уже начали поход?

— Мы уже вошли в Москву, у нас достаточно большой офис в Москве — около 1000 человек. У нас выручка за последние три года выросла в Москве в четыре раза. Сейчас около 4,5-5 млрд рублей. Наша цель — около 30-40 млрд рублей через пять лет в Москве и Подмосковье.

  Вы 20 лет были одновременно топ-менеджером «Лукойла» и крупным пермским бизнесменом. Как вы все успевали? Вы же в Lukoil Overseas очень много работали, жили одно время в Дубае.

 Когда я пришел в Lukoil Overseas, там было $100 млн выручки, а когда уходил — больше $24 млрд и $5,5 млрд кеша на счетах.

 Понятно. А как вас Алекперов F 4 отпустил?

— Нет, это не понятно. Это потребовало колоссального труда. Не только моего, всей команды Lukoil Overseas. В качестве характеристики — работая в Lukoil Overseas, я проводил в самолете по 750-780 часов в год. Мы работали на четырех континентах.

Я в «Лукойл» пришел как предприниматель — у меня был совместный проект с «Лукойлом» и с Вагитом Юсуфовичем Алекперовым. Когда я продал свою нефтяную компанию, я принял решение инвестировать в Россию. Если честно, я рассчитывал быть партнером в «Лукойле», но мне предложили лишь менеджерский пакет, большой. Я был более чем удовлетворен, но какого-то дополнительного партнерства у нас с Вагитом Юсуфовичем не получилось. И тогда я подумал, что мне нужен какой-то проект, который бы помог мне в долгосрочной перспективе сохранить связь с родиной.

Когда ты живешь и работаешь за границей, ты можешь вернуться через 10-15 лет, а тебя со страной уже ничего не связывает. А я себя не представляю без России. И еще у меня была одна мечта — я специально искал инновационную сферу.

Это очень разные отрасли— нефть и телеком.

  Я хотел построить компанию с нуля, чтобы никто никогда мне не сказал, что я что-то взял у государства или что-то взял у народа. Когда начал заниматься «ЭР-Телекомом», я понял, что это может быть компания моей мечты. Так и случилось — «ЭР-Телеком» помог мне вернуться на родину.

А управлял я очень просто. У меня в Перми была «Пермская финансово-производственная группа» (ПФПГ), высокопрофессиональные люди управляли от моего имени всем бизнесом, потому что я не мог управлять. Иногда одну субботу в квартал или в полгода я уделял ПФПГ. И я всем своими менеджерам всегда давал достаточно весомую долю в капитале, за успех. Не один я должен богатеть —те люди, которые рядом со мной, которые обеспечивают бизнес, должны обеспечивать и рост своих доходов, и, самое главное, рост капитала компании. Команда менеджеров «ЭР-Телекома» и команда менеджеров ПФПГ всегда были со мной в доле. И это сработало — они меня не подвели, а я их.

— Последний короткий вопрос: с бывшими коллегами Вагитом Алекперовым, Леонидом Федуном F 16 и Николаем Цветковым F 66 вы дружите?

— С Вагитом Юсуфовичем я не дружу, так нельзя сказать. Это человек, который определил всю мою жизнь. Это мой наставник, мой учитель, человек, которому я очень признателен. Я, конечно, поддерживаю с ним отношения, потому что нас связывает не только бизнес, но и 20 лет невероятной жизни.

Я бесконечно ему обязан за то, что со мной произошло, за то, что он во мне, провинциале, увидел топ-менеджера международного уровня. Он инвестировал в те проекты, в которые большинство людей в компании не верили. И они в конце концов выстрелили. Ну а Леонид, Николай — это мои друзья с 1990-х, мы все инвестиционщики, вместе прошли через большие испытания, и это нас навсегда связало.

Елена Березанская

https://scandaly.ru/2021/07/09/pochemu-mama-ne-nazvala-menya-sizifom/

Популярные новости

Банки сбросили маски

Банки сбросили маски

Две трети «иностранных инвесторов» в российский госдолг оказались российскими финансовыми компаниями Реальная доля иностранных инвесторов на рынке российского госдолга почти втрое меньше, чем сообщает ЦБ РФ. Такую оценку в интервью ТАСС дал Кайл Шостак, глава...

«Юра, мы всё проспали»

«Юра, мы всё проспали»

Какие космические программы планируют в мире и что мешает России вернуть лидерство С момента полета первого космонавта Земли Юрия Гагарина на корабле «Восток» прошло 60 лет. Тогда СССР занимал лидирующее место в космонавтике и соревновался в космосе с США. Сейчас...

Свидетели защиты по делу о ДТП с Ефремовым предстанут перед судом

Свидетели защиты по делу о ДТП с Ефремовым предстанут перед судом

Андрей Гаев (справа). Фото: АГН Москва Пресненский суд Москвы рассмотрит уголовные дела в отношении трех свидетелей по резонансному делу о ДТП с артистом Михаилом Ефремовым. В даче заведомо ложных показаний (ч. 1 ст. 307 УК РФ) обвиняются Андрей Гаев, Александр Кобец...

Генпрокуратура сообщила о росте взяточничества в России

Генпрокуратура сообщила о росте взяточничества в России

Число выявленных коррупционных преступлений в январе-феврале 2021 года в стране выросло на 11,8%, около половины из них связаны со взяточничеством. При этом по сравнению с началом прошлого года рост взяточничества составил более 20%, следует из данных Генпрокуратуры...

Экс-главбуха петербургского СК арестовали по делу о хищении 400 млн

Экс-главбуха петербургского СК арестовали по делу о хищении 400 млн

Бывшего руководителя финансово-экономического отдела ГСУ СКР по Санкт-Петербургу Дмитрия Ковальчука арестовали по делу о хищении около 400 млн рублей. По данным РЕН ТВ, такую сумму экс-главбух мог похитить из вещественных доказательств, изъятых коллегами по комитету...

Россия раздала миллиарды “политическим друзьям”: Всемирный банк рассекретил данные

Россия раздала миллиарды “политическим друзьям”: Всемирный банк рассекретил данные

Названы крупнейшие должники России. Около тридцати стран задолжали России по двусторонним займам $22,9 млрд. В тройке крупнейших должников — Белоруссия, Бангладеш и Венесуэла. К этой информации Всемирного банка, стоит присмотреться, поскольку у нас в стране ее...

В центре внимания

Обращение к коллективу Посольства РФ в Монголии

Обращение к коллективу Посольства РФ в Монголии

Почему именно к коллективу? Потому что год назад мы обращались к Послу Азизову и в итоге получили только раздражение за нарушенный семилетний покой и ряд незаслуженных неэтичных оскорблений. Поэтому мы надеемся, что в посольстве есть здравомыслящие патриотичные...

Эрос остановился на Енисее

Эрос остановился на Енисее

12 апреля в Красноярске одновременно стартуют экономический и эротический форумы КЭФ-21 — это теперь не только Красноярский экономический форум. Еще и Красноярский эротический форум. Оба пройдут с 12 по 16 апреля, программы похожи. Только за первый отвечает...

Следователь вещдоку не товарищ

Следователь вещдоку не товарищ

Начальника следственного отдела ОМВД по Ярославскому району Москвы Михаила Белявского взяли под стражу за пропажу 20,8 млн руб., которые хранились в сейфе его служебного кабинета Пресненский суд Москвы заключил на два месяца (до 25 мая) под стражу заместителя...

Глава Куюргазинского района Башкирии устраивал на работу своих родственников и укрывал доходы

Глава Куюргазинского района Башкирии устраивал на работу своих родственников и укрывал доходы

Прокуратура Башкирии провела проверку в отношении главы Куюргазинского района на соблюдение законодательства о противодействии коррупции. Об этом сообщает пресс-служба ведомства.    Как установили правоохранительные органы, в январе прошлого года глава администрации...

УФСБ и СК России проводят обыски у нижегородского бизнесмена Михаила Жижина

УФСБ и СК России проводят обыски у нижегородского бизнесмена Михаила Жижина

Силовики проводят обыски у нижегородского бизнесмена Михаила Жижина, бенефициара ГК «Гармония-Нижегородец». Информация об этом появилась в четверг, 1 апреля 2021 года.   По данным источника телеграм-канала "Опер пишет", обыски проводятся УФСБ России совместно со...

Частно-государственная партнерша

Частно-государственная партнерша

Как спутница министра Силуанова получила доступ к бюджетным миллиардам Новая сожительница министра финансов Антона Силуанова, 33-летняя Ольга Хромченко, получила доли в проектах, связанных с масштабным госфинансированием (выделенным без конкурса). Среди прочего, она...